Из истории Движения Сопротивления на Херсонщине в годы фашистской оккупации 1941-1944 гг.

До 30 марта 1944 года Херсонщина входила в состав Николаевской и Запорожской областей.

Оккупанты разделили Николаевскую область на две части по реке Южный Буг. Западные районы включались в «Транснистрию» («Заднестровье») с центром в Тирасполе, а затем в Одессе, и контролировались румынскими властями. Губернаторство Транснистрии делилось на 13 префектур (уездов) во главе с префектами.

Херсонщина входила в генеральный округ «Николаев», который делился на 14 округов и управлялся немецкими властями. Генеральный округ «Николаев», в свою очередь, вошел в состав рейхскомиссариата «Украина».

Имперский комиссариат «Украина» был создан по приказу Гитлера 20 августа 1941 года. Его возглавлял гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох.

Фашистские захватчики придавали большое значение Николаевской и Херсонской судостроительной промышленности с важными морскими портами на юге Украины и богатыми сельскохозяйственными районами. Они планировали быстрое восстановление судостроительной промышленности, как мощного средства для господства на Черном море и для проведения операций по захвату Кавказа.

19 августа 1941 года Херсон был захвачен фашистами. В Цюрупинские пески ушла группа работников херсонского городского исполнительного комитета, из числа которых был сформирован партизанский отряд.

Командиром отряда стал заместитель председателя горисполкома Гирский Е.Е., начальником штаба председатель горисполкома Ладычук А.К. Отряд просуществовал больше двух месяцев, но был выслежен и  уничтожен. За такое короткое время, он успел совершить ряд диверсий: захват и уничтожение немецкой техники, взрыв в офицерском ресторане «1 Мая», уничтоживший несколько офицеров и др.

В конце августа 1941 года, после оккупации Херсона и Николаева, на Херсонщине побывал сам фашистский фюрер – Адольф Гитлер, что говорит о степени важности данных территорий.  В немецком хроникально-документальном журнале «Deutsche wochenschau» («Немецкое обозрение») за август 1941 года, запечатлена эта кратковременная остановка Гитлера в Николаеве.

На Херсонщину пришло страшное время. Черная форма карателей, грохот кованых немецких сапог патрулей, облавы, частые проверки документов, грабеж, издевательства, расстрелы военнопленных и мирного населения. Радиоприемники и фотоаппараты у населения были реквизированы. В местной газете «Наддніпрянська правда», затем в переименованной в «Голос Дніпра» пафосно сообщалось о победах Германии и уничижительно отражались действия Красной армии. Немцы распространяли слухи о том, что Москва ими уже взята, Советский Союз пал.

О царившей в городе обстановке подробно написано в отчете членов подпольной группы «Центр», часть которых в 1943 г., после арестов в Херсоне, переправилась в Голую Пристань.

«Тотчас же после оккупации города был установлен режим террора, насилия и грабежа.  Прежде всего, была установлена система заложничества. С этой целью путем повальных облав – было (согнан)о все мужское население города в концлагерь /хлебные амбары возле ..а/ и под видом регистрации содержались, как заложники от 2-х до 6-ти дней, при чем евреи были выделены отдельно и их расстреливали, как заложников в первую очередь. В первые же дни за порчу проводов было расстреляно 100 человек заложников, а затем подобные групповые расстрелы продолжались. Солдаты и офицеры ходили по частным домам и забирали все, что им нравилось. Известен ряд случаев насилия над девушками и женщинами. Обжалованию все эти бесчинства не подлежали».

С самого начала оккупации была сформирована Чекистская диверсионно-разведывательная группа, оставленная в Николаеве органами госбезопасности, успешно выполнявшая задания центра.

Руководил организацией советский разведчик  Виктор Лягин (подпольная фамилия Корнев). На Николаевский судозавод он был внедрен еще до начала фашистской  оккупации. В конце декабря 1942 г. гестаповцам удалось выследить и арестовать Лягина. В 1943 году он был расстрелян в Николаевском гестапо. Посмертно удостоин звания Героя Советского Союза.

С декабря 1942 г., после ареста Лягина и уничтожения руководящего состава подпольной организации, местом пребывания "Центра" стал Херсон. Сюда же нелегально перебрался Ф.А. Комков. Став во главе организации, он установил связи с подпольными группами, действовавшими в Великой Александровке, Геническе, Великой Лепетихе, Каховке, Голой Пристани и других местах. Одновременно "Центр" поддерживал связи с группами на территории Николаевской области.

Подпольные группы, входившие в состав «Центра» были на заводе им.Петровского, электростанции, консервном комбинате, элеваторе, в порту, заводе стеклотары, судоверфи им.Коминтерна, нефтебазе и других предприятиях города.

В одном из отчетов Комков писал: «В основном наша работа велась к подготовке вооруженного восстания при поддержке десантом … фронта, но т.к. не было нормальной связи с фронтом приходилось все откладывать и заниматься изысканием оружия и боеприпасов и производить боевые расчеты как-то отделения взвод рота и т.д.

Наряду с подготовительной работой производили диверсионные акты, убирали провокаторов и делали саботажи на заводах и колхозах, а также занимались разложением немецких и румынских солдат.

Комков разработал четкую инструкцию по ведению подрывных работ.

В «Памятке партизана» он детализировал: «для того, чтобы оказать содействие Красной Армии в ее продвижении вперед, а также для того, чтобы помочь оккупированному народу освободиться от немецко-фашистских полчищ. Для этого требуется:

  1. Производить крушение ж.д. поездов.

а/ Наиболее удобные места для крушения поездов это ж.д. выемки, где может при последовании крушения произойти загромождение пути, что остановит движение на данном участке ж.д. на продолжительное время.

б/ Для сбрасывания ж.д. составов в пути и его крушения очень удобно применять ж.д. повороты, но при этом противник в очень  короткий срок восстанавливает ж.д. путь.

в/  При двух случаях крушения необходимо на местах стыка рельс отвернуть смычные планки, путь при помощи усилия сдвинуть в сторону и в образовавшееся расстояние между рельс с одной стороны вставить металлический или деревянный предмет, чтобы он мог выдержать нагрузку для смещения направления обода колес паровоза /за обходчиками ж.д. следить, а в случае надобности уничтожать полностью/.»

Одна из самых больших, по численности, подпольных групп организации «Центр» действовала на территории сельскохозяйственного института. Мужеством и патриотизмом выделялась Воеводина Людмила Николаевна (Ляля), которой к началу войны исполнилось 23 года. Перед  войной она училась в Московском медицинском институте, приехала на каникулы в Херсон и попала в оккупацию.

Из воспоминаний матери Ляли Воеводиной, Марии Федоровны: «Людмила из имеющейся у нее «Большой Советской Энциклопедии» узнала, как следует сделать гектограф и первые три квартала 1942 года они (с Дусей Свиридовой, прим. авт.) выпускали листовки за подписью П.О.(подпольная организация). Людмила и Дуся из колб с препаратами собирали спирт, заменяя его формалином. За профильтрованный спирт приобретали у шуцманов паспорта, которые являлись большой необходимостью. Ляля прекрасно подделывала немецкую прописку, часто работая по ночам при светильниках. Людмила поставила перед собой задачу, организовать подполье в батальоне шуцманов».

В начале июня 1943 года участились аресты. Ф.А.Комков с группой подпольщиков, среди которых была и Ляля Воеводина, ушел из Херсона на соединение с партизанами в Знаменских лесах Кировоградской области. Но в пути следования группа была уничтожена и место гибели не установлено.

Сам Комков был схвачен, доставлен в Николаевское гестапо и там расстрелян.

Подробности, об обстоятельствах ареста Комкова, стали известны из архивных документов СБУ по Херсонской области. Из протокола допроса обвиняемого Скрипника Валентина Михайловича, 1918 года рождения, уроженца Днепропетровска, 13 апреля 1963 года, г.Краснодар: “В конце лета 1943 года комендант тюрьмы Шехтерле Иван отобрал из числа шуцманов группу до 10 человек, в которую попал я.  Наша группа шуцманов вместе с незнакомым мне офицером «СД» поездом выехала в Знаменку. Там нас разместили в какой-то казарме, где уже находились шуцманы из Херсона и много официальных сотрудников Николаевского «СД» и переводчиков. Немного позже нас, в Знаменку на легковой машине приехал с группой офицеров зам.начальника Николаевского «СД» капитан Кальбах. Через несколько дней после нас для борьбы против советских партизан в Александровку прибыл карательный батальон, состоявший в основном из числа русских. Командовал этим батальоном немецкий офицер, а командирами взводов были русские.

…Первая облава была спустя несколько дней после нашего приезда в Александровку. Помню, что вся наша группа «СД» выехала на автомашинах км. за 10 от Александровки в лесу. Кальбах приказал нам рассыпаться цепью и двигаться вглубь леса. По его поведению можно было определить, что Кальбах действует не в слепую, а мы приехали в место, кем-то заранее указанное, но так никого не обнаружили.

Примерно через неделю после этого, утром нам приказали выехать на облаву. Оказались на опушке,  где стоял домик. Многим из нас приказали оцепить с двух сторон этот домик.  Находясь в оцеплении, я заметил стоявшего у домика какого-то мужчину. К нему сразу же подошли Кальбах, Шерер с группой сотрудников «СД». Они о чем-то спокойно переговорили и, как помнится, зашли в дом. Через какое-то время они вывели оттуда связанного мужчину. Его посадили в бронетранспортер, куда также сел Кальбах, Шерер, я, Казбек и др. Арестованный находился между нами. Кальбах с шофером сидел на переднем сидении. В пути Казбек старался вызвать на разговор задержанного, но тот не сказал ни слова. В тот же день нам стало известно, что нами в доме на опушке леса был задержан Комков Михаил. На следующий день Комков был вывезен в Николаев.

Задержанный нами был среднего роста или чуть выше среднего роста, в чем был одет - не помню. Лицо его было обросшее (давно не брился) и поэтому точно назвать его возраст, затрудняюсь, так как определить было трудно. Во всяком случае, на мой взгляд, ему было лет 30-35.

Вопрос: При задержании названного человека была ли перестрелка?

Ответ:    Нет, не было. Я думаю, что этот мужчина, о котором говорили, что он Комков, был схвачен внезапно».

В 1965 году за борьбу против фашистов в тылу врага, за героизм и мужество Ф.А Комков был награжден орденом Отечественной войны 1 степени, посмертно.

В период оккупации в Херсоне активно действовала  молодежная подпольная группа "Патриот Родины", но  взаимосвязи с организацией «Центр» у нее не было. В ее состав входило около 50 человек.  Создателем и руководителем группы был секретарь комсомольской организации школы № 7, член городского комитета комсомола Илья Кулик.

С первых дней войны Илья и его товарищи Владимир Зарескин, Евгений Пасечник, Андрей Агеенко, Анатолий Колесников, Михаил Осадченко просились направить их на фронт добровольцами. Но поскольку они были не призывного возраста, военкомат в их просьбе отказал.

Оставшись на оккупированной территории, они решили самостоятельно вести борьбу с фашистами.

Организационно группа «Патриот Родины»  была оформлена в декабре 1941 года. В руководящий комитет вошли Илья Кулик, Николай Букин (раненый воин Красной Армии, с которым познакомился Илья и укрыл его на конспиративной квартире) и Евгений Пасечник. В 1942 году на квартире Кулика была принята клятва о беспощадной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и выработан план дальнейших действий.

Молодые подпольщики проводили активную работу среди населения:       печатали на пишущей машинке и распространяли листовки в Херсоне и близлежащих селах. На линии Апостолово-Снигиревка, пустили под откос немецкий военный эшелон.

Подпольная организация готовилась к вооруженному выступлению, в помощь приближающейся к Херсону Красной Армии.

За выдачу Кулика была объявлена награда в размере 10 тысяч немецких марок.

В ноябре 1942 года фашистам удалось арестовать основной состав подпольной организации.  29 ноября 1942 года квартира, в которой находился И. Кулик, была окружена полицейскими. Он долгое время отстреливался, был ранен. Понимая безвыходность положения, последнюю пулю послал себе в висок. В бессознательном состоянии каратели поместили Кулика в больницу, приковав его цепями к кровати. Там он и скончался.

В 1965 году за особые заслуги, мужество и героизм, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., Указом Президиума Верховного Совета СССР руководителю Херсонской подпольной комсомольско-молодежной организации "Патриот Родины" Кулику Илье Александровичу было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. Его боевые товарищи, также посмертно, были награждены орденами и медалями.

Активно действовала в Херсоне подпольная группа подростков, известная как "Мальчики с Карантинного ".  После войны, поэтесса Алевтина Дрозд напишет поэму «Мальчишки с Карантинного» и это название закрепится за группой ребят, погибших в период оккупации.

В ее состав входили дети, в возрасте 14-17 лет. Группу возглавляли братья Андрей и Анатолий Запорожчуки, Леонид и Петр Чернявские.

Юные патриоты выводили из строя линии связи, похищали у немецких солдат и офицеров оружие, уничтожали живую силу врага. Летом 1942 года группа была раскрыта гестаповцами. Дети были брошены в гестапо, некоторые вместе с оказавшими сопротивление отцами. Из воспоминаний сестры Саши Рублева: «Вместе с Шурой арестовали отца, где и замучили. Шуру расстреляли  22 августа 1942 г. вместе с ребятами».

Юных херсонских патриотов - братьев Запорожчуков и Чернявских повесили в тот же день в 8.15 на ул. Суворова, остальных расстреляли в районе пивзавода (ныне аллея Славы).

На территории нашего края (современной территории Херсонской области) действовали два подпольных партийных комитета, 11 подпольных организаций, 10 партизанских отрядов, объединявших в своих рядах более тысячи человек.

Память о героизме подпольщиков и партизан увековечена на Херсонщине в названиях улиц и набережных, памятниках и мемориальных досках.